«Они боятся его даже мертвого» 60 лет назад тело Сталина тайно вынесли из Мавзолея и похоронили. Кому это было нужно?: Общество: Россия: Lenta.ru - Интернет газета Сочи

Фото: Mondadori via Getty Images 00:04 31 октября 2021

Ровно 60 лет назад, 31 октября 1961 года, сотрудники КГБ вынесли из Мавзолея и похоронили в заранее выкопанной могиле у Кремлевской стены тело Иосифа Сталина. Чтобы не привлекать внимания, территорию огородили временным забором. А по Красной площади в это время ехала военная техника: проводилась репетиция парада 7 ноября. Решение о выносе из Мавзолея тела Сталина единогласно принял XXII съезд КПСС. Это была очередная победа Никиты Хрущева над сталинизмом. Почему похороны прошли тайно, чего боялся Хрущев и как отреагировало советское общество — в материале «Ленты.ру».

***

Четвероклашкам одной из московских школ учительница сообщила о смерти Иосифа Сталина в марте 1953-го прямо на уроке. Сначала класс притих. Затем раздались отдельные всхлипы. Они нарастали, как снежный ком, и поднялся такой вой, что его наверняка было слышно даже на улице. По крайней мере бывший ученик, превратившийся в пожилого мужчину, именно так запомнил ту атмосферу шока и всеобщей растерянности.

Не плакали только двое — мальчик и девочка. Заметив это, все остальные так окрысились на «неправильных» одноклассников, что им не оставалось ничего иного, как спасаться бегством. Но вскоре плач прекратился, и все успокоились. Четвероклашки вернулись к занятиям. И только учительница тихо всхлипывала за своим столом. В тот день уроки для всех пролетели будто во сне.

Потом вся Москва вышла проводить Сталина в последний путь. Случилась давка на Трубной площади, погибли люди. 9 марта 1953 года тело тирана в повседневном военном мундире с государственными наградами положили рядом с Владимиром Лениным в Мавзолее.

В 1956-м новый партийный босс Никита Хрущев прочитал «секретный» доклад «О культе личности и его последствиях», в котором впервые подверг Сталина критике. Чуть позже отдельные фрагменты текста попали к простым (и не очень) советским труженикам. Тогда же в обществе произошел некоторый надлом.

«В моей семье деяния Сталина особо не обсуждались. Наверное, такое было, — рассказала «Ленте.ру» москвичка Марина Кузнецова. — Да, при строительстве Беломорско-Балтийского канала погибло огромное количество людей. Вся эта информация шла скорее фоном. Узнавали и удивлялись: «Как же так?» Но не вдавались в детали. Добавлю, что и особых источников информации тогда не было. Фрагменты доклада распространялись нелегально или отрывками в газетах. Полной картины все равно не было».

В 1957-м Хрущев нанес следующий удар по сталинизму. Его целью были ближайшие соратники покойного вождя, недавние супертяжеловесы советской политики, заклейменные как «антипартийная группа» — Вячеслав Молотов, Георгий Маленков, Лазарь Каганович. Хрущев не стал прибегать к методам сталинских времен и после победы своих оппонентов не тронул. Их сначала перевели на низкие должности, а потом списали на пенсию.

По просьбе трудящихся

1961 год стал пиком карьеры Хрущева. Председатель Совета министров СССР и первый секретарь ЦК КПСС пожинал плоды побед на всех фронтах и почти не знал поражений. Юрий Гагарин и Герман Титов триумфально слетали в космос, на Семипалатинском полигоне успешно провели первые подземные испытания, а на Новой Земле взорвали самую мощную в истории «Царь-бомбу»; освоение целины дополнительно принесло десятки миллионов тонн зерна, по всей стране шло массовое жилищное строительство.

А на XXII съезде КПСС, проходившем в Кремле во второй половине октября, объявили о планах строительства коммунизма — его Хрущев пообещал построить к 1980 году.

Параллельно он работал над вторым этапом десталинизации. По выражению председателя КГБ в 1961-1967 годах Владимира Семичастного, Хрущев ненавидел Сталина и страстно хотел раз и навсегда вытравить его имя из истории.

Фактически вопрос о выносе тела Сталина из Мавзолея решился на одном из заседаний Президиума ЦК. Но предстояло его озвучить, правильно подать партийцам и донести до народных масс. Перед началом XXII съезда с предложением о захоронении тела выступили, как водится, рабочие Кировского и Невского машиностроительных заводов Ленинграда. На самом съезде Хрущев, в отличие от 1956 года, почти не выступал сам, но, конечно, руководил процессом из-за кулис.

Как и пятью годами ранее, Хрущев, рассуждая о культе личности, делал акцент на уничтожении Сталиным и его сподвижниками представителей ленинской гвардии — так называемых «старых» большевиков, многие из которых когда-то приняли активное участие в октябрьском перевороте 1917 года. При этом практически не говорилось о массовых репрессиях в отношении простых людей. Хрущев апеллировал к уцелевшим «старым большевикам» как к пострадавшей стороне, противопоставляя их сталинизму. На съезде присутствовало около 30 «ленинских гвардейцев», что составляло около 0,5 процента от числа всех делегатов. Приглашения получили и другие именитые долгожители. Например, в качестве гостя на съезде сидел депутат дореволюционной Думы Василий Шульгин, принимавший отречение Николая II.

Из более чем 70 иностранцев о правильности разгрома антипартийной группы внутри КПСС и о вреде культа личности сказали только четверо — генеральные секретари Компартий Франции и Ирака Морис Торез и Салям Адиль, руководители Болгарии и Венгрии Тодор Живков и Янош Кадар.

Линию Хрущева поддержала целая группа высших партийных и государственных деятелей, призвавших с трибуны к дальнейшей десталинизации. Среди них — первый заместитель председателя Совмина СССР (то есть, Хрущева) Анастас Микоян, первый секретарь ЦК Компартии Украины Николай Подгорный, министр культуры Екатерина Фурцева, председатель Комитета партийного контроля при ЦК КПСС Николай Шверник, председатель КГБ Александр Шелепин, первый секретарь Ленинградского обкома Иван Спиридонов. Именно он 30 октября 1961-го от имени коммунистов Ленинграда и озвучил предложение вынести тело Сталина из Мавзолея.

Для большинства собравшихся слова Спиридонова стали огромной неожиданностью. Однако его московский коллега Петр Демичев будто только того и ждал — и активно поддержал товарища. А «старая большевичка» и ярая поклонница Ленина Дора Лазуркина огорошила делегатов заявлением о том, что Ильич явился ей ночью во сне:

Он передо мной как живой стоял и сказал: «Мне неприятно быть рядом со Сталиным, который столько бед принес партии»

Вместе с Подгорным они предложили уже готовый проект постановления о выносе тела. И съезд единогласно признал «нецелесообразным дальнейшее сохранение в Мавзолее саркофага с гробом Сталина, так как серьезные нарушения Сталиным ленинских заветов, злоупотребления властью, массовые репрессии против честных советских людей и другие действия в период культа личности делают невозможным оставление гроба с его телом в Мавзолее Ленина».

Затем перешли к другим насущным вопросам. Началось обсуждение доклада ближайшего соратника Хрущева, «второго секретаря» ЦК КПСС Фрола Козлова об изменениях в партийном уставе. Но все выступавшие, независимо от темы, непременно сообщали, что поддерживают решение о захоронении тела Сталина.

В тот же день в ЦК образовали комиссию по перезахоронению во главе со Шверником. А по воспоминаниям тогдашнего начальника 9-го управления КГБ Николая Захарова, Хрущев вызвал его и коменданта Кремля Андрея Веденина еще до решения съезда о перезахоронении Сталина. Причем о принятии постановления глава правительства говорил как об уже свершившемся факте.

«Далее нас собрал Шверник и подсказал, как тайно организовать перезахоронение, — оцепить Красную площадь, чтобы туда никто не проник. Общий контроль за ходом работ был поручен моему заместителю генералу [Владимиру] Чекалову. Командиру Отдельного полка специального назначения комендатуры московского Кремля [Федору] Коневу было приказано сделать из хорошей сухой древесины гроб, подобрать солдат для рытья могилы и восемь офицеров для выноса тела Сталина», — говорил Захаров.

31 октября утром решение съезда о выносе тела Сталина было опубликовано в газете «Правда». Само перезахоронение запланировали на вечер.

По воспоминаниям Конева, изначально Сталина хотели похоронить в могиле его покойной супруги Надежды Аллилуевой на Новодевичьем кладбище. Но Хрущев боялся, что сторонники или противники диктатора могут похитить тело. А некрополь у Кремлевской стены постоянно охранялся.

Власти всерьез опасались эксцессов, поэтому перед Мавзолеем наспех соорудили дощатый забор. На Красной площади тем временем проходила репетиция парада 7 ноября по случаю 44-й годовщины Октябрьской революции. За лязгом военной техники по брусчатке никто не обратил внимания на земляные работы у Кремлевской стены. Встречающиеся в различных источниках утверждения о том, что любопытные заметили возню у Мавзолея, ошивались поблизости и заглядывали через забор, явно выдуманы. Случайных людей на Красной площади в тот вечер быть просто не могло. Все подступы к ней наглухо перекрыли из-за репетиции парада.

Было очень много домыслов о каких-то демонстрациях. Ничего подобного не происходило, — рассказал "Ленте.ру" очевидец событий, офицер Кремлевского полка Владлен Гурковский. — Никто не знал, что в этот день будет перезахоронение. Объявлений никаких не было, все делалось тихо, чтобы не вызвать шумихи

Дочь Сталина Светлану Аллилуеву на церемонию перезахоронения не пригласили. Сын Сталина Василий находился в ссылке в Казани и, вероятно, не был проинформирован о решении съезда. А из членов комиссии в намеченный час не досчитались первого секретаря ЦК Компартии Грузии Василия Мжаванадзе, который сослался на недомогание. Судачили, что он не хотел возвращаться в Грузию в роли могильщика Сталина.

Шверник приказал снять с мундира Звезду Героя Социалистического Труда, а золотые пуговицы мундира срезать и заменить на латунные. Их вместе с наградой передали в специальную комнату в Мавзолее, где хранились награды всех похороненных в пантеоне у Кремлевской стены. Другой участник церемонии, председатель КГБ Александр Шелепин признавался своему преемнику Семичастному, что «чувствовал себя вандалом», но не мог пойти против решения партии.

Глубокую могилу вырыли за Мавзолеем слева. Рабочие строительного управления №63 треста «Строитель» Главмосстроя сделали по ее дну и боковым стенкам обрамление из железобетонных плит. Около 21 часа офицеры КГБ аккуратно переложили тело из саркофага в деревянный гроб, накрыв его темной вуалью. Открытыми при этом остались лицо и половина груди. Начальнику столярной мастерской Шанину, под руководством которого изготавливался гроб, дали команду закрыть его крышкой и заколотить гвоздями. Причем гвоздей у него при себе не оказалось. Замешательство длилось несколько минут, пока гвозди не нашлись в комендатуре. К гробу прибили фуражку единственного в истории СССР генералиссимуса.

Из боковой двери Мавзолея к деревянным козлам Сталина несли восемь человек.

«Я стоял прямо на пути следования траурной процессии, — рассказал Гурковский. — Впереди шел Шверник, его поддерживали под руки начальник охраны и заместитель начальника охраны, а дальше несли гроб офицеры. За ними шли члены правительственной комиссии».

После некоторой паузы гроб на веревках аккуратно опустили вниз. По словам Гурковского, некоторые из участников церемонии бросили на гроб по горсти земли. Затем солдаты закопали могилу. На Красной площади грянул марш и пошли парадные расчеты техники, как бы отдавая последние почести бывшему главнокомандующему.

Если верить сотруднику личной охраны Сталина Юрию Соловьеву, вместо земли на гроб насыпали раствор бетона, равный по объему кузову грузовика. «Замуровали якобы для безопасности, чтобы никто не вырыл и не утащил гроб с телом», — пояснил майор в отставке в начале 2000-х.

Гурковскому до сих пор не ясно, как полотно с надписью «Ленин» было прикреплено к Мавзолею, закрыв блок с надписью «Ленин-Сталин» (он был демонтирован в ночь на 8 ноября). Офицер впервые увидел его ночью во время проверки службы на постах. Когда это было сделано, полковник в отставке не может понять до сих пор.

Примерно в 23 часа все было завершено. Уставшие члены комиссии по перезахоронению отправились по домам, а солдат отпустили в казармы.

Вопреки опасениям, москвичи отнеслись к известию о переносе тела Сталина из Мавзолея достаточно равнодушно. В общем, значительные меры предосторожности оказались чрезмерными: случившееся не вызвало ни волнений, ни протестов. Время спустя поэт Евгений Евтушенко откликнулся на вынос тела вождя стихотворением «Наследники Сталина», расколовшим общество.

«Наутро Суслов вышел на трибуну и объявил делегатам, что решения съезда претворены в жизнь. Хрущев сиял. А в перерыве, конечно, многие из нас пошли к Кремлевской стене. На могиле уже лежала гранитная плита с выбитыми словами «И. В. Сталин». А вот с бюстом валандались очень долго. Никак не могли выяснить, кто должен принимать решение — Президиум ЦК или московский горком. Наконец, Президиум принял решение поручить московскому горкому принять решение. Куда тому деваться? И через два года на могиле появился бюст Сталина», — отмечал в 1999 году Семичастный.

По свидетельствам очевидцев, Шверник в момент предания тела Сталина земле не смог сдержать слез. Московские события глубоко поразили и первого председателя Совмина СССР Алексея Косыгина. В результате «ленинградского дела» погибли близкие ему люди, а Сталин лично направлял Косыгину копии протоколов допросов с показаниями подследственных о том, что Косыгин якобы замышлял вместе с ними страшные дела против советской власти. Тем не менее Косыгин вспоминал о Сталине с искренним благоговением и всю ночь после решения XXII съезда КПСС не мог заснуть.

Народная артистка СССР Любовь Орлова, узнав о выносе тела из Мавзолея, сразу записала свои соображения о Сталине. В 1974-м году, будучи уже неизлечимо больной, она передала тетради с записями одному из сотрудников посольства КНР. Как выяснилось, 2 ноября 1961-го Орлова выразила надежду, что «справедливость восторжествует, и отношение к Сталину с клеветнического изменится на правильное».

«Что я могу? Я бы поставила ему памятник, только кто же мне даст это сделать? — сокрушалась лауреат двух Сталинских премий. — Подлые, подлые люди. Тысячу раз написать это слово, все равно будет мало для выражения их подлости. Всех ругательств мира недостаточно для того, чтобы выразить мое мнение о них, негодяях, предавших своего вождя! Кем бы они были без него. Когда Сталин был жив, не знали как подольститься, пресмыкались перед ним, раболепствовали. А сейчас — торжествуют! Пытаются одолеть покойника после смерти. Подло и мерзко! Начали с осуждения, которому ханжески придали вид «секретного». Закрытый доклад! Это же смешно! Опорочили, убрали памятники, постарались стереть имя отовсюду, где только возможно. Но этого им оказалось мало. Они боятся его даже мертвого, иначе бы не вынесли из Мавзолея. Тайком! Яко тать в нощи».

Орлова считала, что Хрущева и его соратников «забудут на второй день после их отставки или смерти», а Сталина будут помнить всегда.

«Не в свой Мавзолей не ложись»

Быстрота решения и претворения его в жизнь, помноженная на секретность, породила множество слухов. Москвичи судачили, что на самом деле в могилу опустили пустой гроб, а тело Сталина сожгли в крематории. Не имеет документального подтверждения байка о том, что кто-то принес к захоронению венок, переплетенный колючей проволокой. Надпись на нем гласила: «Посмертно репрессированному — от посмертно реабилитированных».

Вскоре в народе появилась шутка: «Не в свой Мавзолей не ложись». После смерти Хрущева большую популярность приобрел анекдот: «Ленин и Сталин в Мавзолее обмениваются мнениями по поводу настоящего и будущего СССР. Неожиданно их разговор прервали удары металла о гранитные ступеньки. Сталин сурово сдвинул брови. Мгновение спустя в полумрак траурного зала, кряхтя и пыхтя, ввалился толстяк в украинской косоворотке. Остановившись, он тяжело вздохнул и вытер пот со лба носовым платком.
— А, это наш Никита раскладушку притащил…».

Реакцию советского общества на захоронение тела Сталина можно проследить по архивным документам. К примеру, передовики производства завода «Красное Сормово» в Горьковской области (ныне Нижегородская область) токарь Годяев, бригадир судосборщиков Бугорин и бригадир модельщиков Авдеев высказали мнение, что «в связи с серьезными ошибками, допущенными Сталиным, надо покончить с такой несправедливостью, когда в Мавзолее рядом с Лениным лежит человек, грубо попиравший ленинские нормы партийной жизни и нанесший серьезный урон делу партии».

На собрании партийного актива Сормовского района выдвигалось предложение об исключении Сталина посмертно из членов КПСС. Эти же моменты поднимались в первичных партийных организациях.

В свою очередь, ЦК Компартии Грузии в ноябре 1961 года отчитывался перед Москвой о проведении мероприятий по переименованию районов, учреждений, предприятий и колхозов, носивших имя Сталина.

В целом же советские граждане не имели единой позиции по болезненному вопросу. Открыто выступать в защиту Сталина и его окружения решались не многие. Люди боялись попасть в «черные списки» парткомов или и вовсе поплатиться партийным билетом. Свое мнение они выражали в осторожной форме: «У Сталина были и заслуги…», «Отметил ли Хрущев на съезде положительные заслуги Сталина?»

Начальник технического отдела судоремзавода Ильютенко на митинге заявил следующее: «Наша партия, советский народ потеряли большое количество выдающихся деятелей партии и государства в период массовых репрессий. За эти злодеяния несут ответственность Молотов, Маленков, Каганович и в первую очередь Сталин. Я одобряю полностью решения съезда о выносе тела Сталина из Мавзолея Ленина и об исключении из партии главных организаторов расправ над честными советскими людьми».

«Советский народ в своем большинстве Сталина боготворил, — заметил в разговоре с «Лентой.ру» современник тех событий, попросивший не указывать его имя «из скромности». — После смерти мнение о нем практически не менялось. Оно стало меняться только после XX съезда партии, да и то далеко не у всех. Хорошо помню, когда впервые услышал нехорошую информацию про вождя. Я тогда не мог поверить, что Сталин был способен на что-то плохое, ведь нам в школе внушали, что это гений, «отец народов», мы про него песни пели. После XX съезда КПСС хрущевская пропаганда очень постаралась развенчать культ личности Сталина, однако многие люди не очень верили тому, что говорилось про вождя. Недаром, когда его тело вынесли из Мавзолея, появилась ехидная шутка, что Хрущев освободил там место для себя».

Как бы то ни было, на месте могилы была установлена простая плита из белого мрамора с именем и годами жизни Сталина. В 1970-м ее заменили на бюст, который стоит и сейчас. Еще через год умер и Хрущев.

Перейти в «Мою Ленту»

от admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *